Главная / БИЗНЕС / И хочется, и колется: ЕС никак не решится присвоить российские активы

И хочется, и колется: ЕС никак не решится присвоить российские активы

И хочется, и колется: ЕС никак не решится присвоить российские активы

Совет Европы отложил решение вопроса об использовании замороженных активов России на неопределенный срок. В документе, опубликованном на сайте СЕ, говорится, что механизм, предложенный Еврокомиссией, «приняли к сведению», но конкретные решения будут принимать позже, хотя разработанный механизм позволит направлять прибыль от заблокированных активов Центробанка «на поддержку Украины» и «её восстановление и реконструкцию».

Напомним, что инициатива Еврокомиссии пока что касается использования не самих замороженных российских активов, а только полученной от них прибыли, так называемой «иммобилизации доходов».

ЕК одобрила новый налоговый режим, согласно которому европейские страны будут аккумулировать эти деньги на отдельных счетах в депозитариях. Предполагается, что именно эти средства можно будет потом передать Украине. Но есть загвоздка — для дальнейшего использования необходимо новое обсуждение и новое решение Совета Европы, которое должно быть принято единогласно.

В июле 2023 года Евросоюз сообщил, что заблокировал российские активы на 207 млрд евро (или около 222 млрд долл.), включая активы ЦБ. Хотя речь о прямой передаче этих средств Украине пока не идет, но даже доходы с этой суммы весьма немаленькие и могут принести Киеву от 15 миллиардов до 17 миллиардов евро к 2027 году.

Тем не менее пока складывается впечатление, что руководителями ЕС овладело состояние «и хочется, и колется» — с одной стороны, хочется использовать оказавшиеся в руках российские деньги, с другой — они опасаются как непосредственного ответа со стороны РФ, так и влияния этого шага на доверие к европейской финансовой системе в целом.

В октябре глава российского Минфина Антон Силуанов пообещал зеркальный ответ недружественным странам на использование доходов, полученных от инвестирования замороженных российских активов.

А ответить нам, судя по всему, есть чем. Хотя, в отличие от ЕС и США, российские власти не называют точной суммы заблокированных в РФ средств западных инвесторов и компаний, по оценкам экспертов они могут быть в районе 300 млрд долларов, а то и выше.

Как считает политолог Юрий Светов, именно страх потери этих денег и возможных тяжб с их бывшими обладателями пока что останавливает ЕС от того, чтобы прикарманить российские активы. Тем не менее их окончательная судьба будет зависеть от того, как быстро Россия выполнит свои задачи на Украине в рамках специальной военной операции.

— Окончательное решение Евросоюза по нашим активам будет зависеть от сроков нашей победы в СВО. Нужно учитывать, что все эти шаги в отношении российских денег европейцы начали задумывать, когда им казалось, что они нас задавили, завалили, тогда как оказалось, что это совсем не так. Теперь им приходится думать уже о том, как взаимодействовать с Россией после Украины. Тем более в условиях, когда на ряд европейских стран надвигается рецессия.

Обратите внимание, что про «тело» наших украденных денег они сейчас не говорят. Речь о том, что наши деньги у них лежат, с них поступают доходы, и с этими доходами нужно что-то делать. Говорить прямо, что они их украли, им не хочется, поэтому они придумали красивый термин «иммобилизация», означающий, что эти доходы не пойдут в Российскую Федерацию. Им очень хочется прибрать эти деньги к рукам, а это суммы от 14 до 17 миллиардов евро.

Но вопрос вот в чем — у нас тоже есть западные деньги. У нас ведь заблокированы деньги западных инвесторов и структур. Они тоже приносят доходы, но мы их не перечисляем, потому что, во-первых, они с сами закрыли пути перечисления, а, во-вторых, мы ждем шагов со стороны ЕС. Не случайно руководители ряда европейских стран стали призывать к осторожности и изучению юридической стороны процесса.

«СП»: Какие могут быть последствия, если они все-таки заберут наши деньги или хотя бы проценты с них?

— Допустим, они заберут наши 17 «иммобилизированных» миллиардов и отдадут Украине. Тогда мы возьмем 17 миллиардов долларов или евро из тех процентов, которые набежали на западные деньги, и заберем их себе. А дальше те инвесторы, которые лишились этих денег, с кем будут вести тяжбу? С Российской Федерацией? Так мы были готовы вести переговоры по этим деньгам, вы сами их не брали. Получается, им придется судиться с собственными правительствами.

Именно это обстоятельство тормозит решение ЕС по российским активам, а не какие-то угрызения совести или «вечный и незыблемый» закон права частной собственности. Это все для них ерунда. Им очень хочется забрать российские деньги. Но как именно — большая проблема.

Заметьте, что американцы в эту историю немного поигрались, а потом отложили в сторону. Именно потому, что понимание того, что юридически с этим будет очень сложно разобраться, у американцев присутствует, а у европейцев пока не совсем.

Главные инициаторы изъятия российских активов — Эстония, Латвия, Литва — прекрасно понимают, что им-то отвечать нечем, у них денег особых нет, они только берут их у ЕС. Но другие страны осознают, что за это, возможно, придется платить.

«СП»: А достаточно ли в России замороженных западных денег, чтобы дать адекватные ответ в случае чего? Ведь точные цифры, в отличие от ЕС и США, наши власти не называют…

— И не будем мы никогда эти цифры называть. Капитал любит тишину. И возмущение западных инвесторов вызывает именно то, что то, о чем не надо говорить в публичном пространстве, вытаскивается на поверхность.

Любая серьезная структура на Западе, которая инвестировала в Россию, а теперь у нее заморожены деньги, не хочет, чтобы об этом громко говорили, потому что это приведет к обрушению ее капитализации. И мы идем таким структурам навстречу. Мы говорим, что у нас деньги есть, но не называем, чьи именно.

«СП»: Может, стоило бы назвать?

— Только тех, кто начал с нами задираться, мы наказываем. Хороший пример — пивоваренная компания Carlsberg, в наглую попытавшаяся присвоить себе бренды, которые действовали на территории России и ей не принадлежали.

Мы фактически национализировали их активы. Они собираются с нами судиться, мы не против. Но, поскольку уже посадили в тюрьму бывших руководителей пивоваренной компании «Балтика», которые действовали в интересах Carlsberg, а не собственного государства, это было предупреждение другим таким же «ухарям».

Это на Западе с удовольствием рассказывают о том, сколько они заморозили наших денег, а Украина от счастья потирает руки в предвкушении, сколько миллиардов на нее свалится от России. Нам делать это незачем.

Путин четко сказал на Прямой линии — мы не ссорились с ЕС и не разрывали с ними отношения, это сделали они. Если они захотят нормального восстановления отношений, мы к этому готовы. Потому что в этом отношении у нас на первом месте экономика, а потом политика. А в Евросоюзе сейчас на первом месте политиканство, и только потом экономика.

Источник

Оставить комментарий

Виагра