Главная / БИЗНЕС / Олигархи поделятся сверхдоходами, чтобы от них отстали

Олигархи поделятся сверхдоходами, чтобы от них отстали

Олигархи поделятся сверхдоходами, чтобы от них отстали

До конца ноября бизнес заплатит государству около 225 млрд руб. в качестве разового налога на сверхприбыль (windfall tax), заявил президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин. По его словам, налог переведут каждые три из четырех компаний, которые подпадают под его действие — все для того, чтобы получить скидку за раннее внесение средств. Остальные могут заплатить позже, уже без скидки. Если слова Катырина оправдаются, цифры, скорее всего, совпадут с ожиданиями Минфина РФ, который планировал собрать примерно 300 млрд рублей с бизнеса.

Напомним, что так называемый windfall tax — это единоразовый налог для крупного бизнеса, чья средняя прибыль за два предыдущих года оказалась больше 1 млрд руб. Он установлен на уровне 10% от суммы превышения прибыли 2021−2022 годов над показателями 2018−2019-х, но если внести средства до 30 ноября, налог будет снижен всего до 5%. Окончательный срок уплаты — 28 января 2024 года, заплатить его должны около 2,5 тыс. компаний. От сбора освобождены МСП, предприятия нефтегазового сектора и угольной промышленности, а также плательщики единого сельскохозяйственного налога.

Несмотря на прогнозы, к 20 ноября, по имеющимся данным, было внесено только 40 млрд руб. «Норникель» заплатил 8,3 млрд руб., HeadHunter — 268 млн руб. «Сбер» собирается до конца месяца направить 3 млрд руб., «Россети» — 1,6 млрд руб., «Ростелеком» — 700 млн руб.

В любом случае, даже если прогноз сбудется, вряд ли эти доходы можно назвать принципиальными на фоне расходной части бюджета и его дефицита. В 2023-м доходы составят 28,7 трлн, расходы — 31,7 трлн, а дефицит — порядка 3 трлн. То есть налог на сверхдоходы покроет около 10% от этого объема. Но если учесть, что сбор этот единоразовый, вряд ли он может принципиально решить проблему с дефицитом бюджета, который в следующем году запланирован на уровне 1,6 трлн руб.

Ряд экспертов считает, что вместо одноразовой акции государству следовало бы договориться с бизнесом на других условия, например, сделать обязательными долгосрочные вложения в инфраструктурные проекты. А еще лучше — системно изменить налоговую базу. Но, как пояснил д.э.н., профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Константин Ордов, решение о windfall tax принималось в начале года, когда деньги нужны были «здесь и сейчас».

— Не очень понятно, как государство отслеживало бы, регламентировало и регулировало вложения компаний в инфраструктуру и крупные проекты. Ни сил, ни ресурсов на подобного рода мероприятия у властей не хватило бы. Достаточно вспомнить, что у нас уже было простое предложение о снижении налога на прибыль за инвестиции в инфраструктуру, но даже оно не прошло.

В настоящее время у нас дефицит бюджета, Минфин днем и ночью думает о том, как его профинансировать. Расходы бюджета в 2024 году вырастут больше чем на 25%. Нам не хватает уверенности в том, что будут доходы, а не в том, что некуда будет потратить деньги. Вопрос был лишь в том, как именно обеспечить дополнительную базу поступлений в доходную часть.

Сверхприбыль стала показателем благоприятных рыночных условий, в отдельных отраслях она никак не была связана с эффективностью бизнеса, а просто объяснялась выросшими котировками. Вот эти сверхдоходы или природная рента нашли свое отражение в таком разовом предложении.

Альтернативы сейчас никому не нужны и не интересны ровно потому, что эта мера призвана снизить нагрузку на бюджетную систему и сохранить макроэкономическую стабильность.

«СП»: Почему бы тогда не изменить налоговую базу и не обложить те же сверхдоходы более высокими налогами на постоянной основе?

— Если менять налоговую базу в целом — это долгая история, не одного года, а деньги нужны здесь и сейчас. Кроме того, президент обещал не менять налоговые условия, а нарушать обещания президента было бы нехорошо. Наконец, изменение налоговых условий могло бы негативно сказаться на малом и среднем бизнесе, который в последние годы пострадал больше всего.

Крупные компании менее чувствительны к таким разовым акциям. К тому же им в этом году разрешали не репатриировать валютную выручку, то есть помимо конъюнктуры они еще и стали выгодоприобретателями от ослабления курса рубля. Они извлекли доход и пользовались этими деньгами, так что отчасти справедливо, чтобы они поделились сверхдоходами.

Нужно понимать, что решение о windfall tax принималось в начале года, когда экономическая ситуация была намного хуже, чем сейчас. Тогда сложно было поверить, что по итогу у нас будет 3% роста ВВП, что найдутся новые рынки для наших товаров, что на 30% увеличатся доходы от ненефтегазовых компаний.

Наверное, тогда это было наименьшим из зол для обеспечения стабильности бюджета. А потом отказаться от своих идей правительству было уже сложно. Если крупный бизнес сейчас и ропщет, то только потому, что хочет определиться, единоразовая эта акция или нет.

В целом изменения налогообложения должны иметь системный характер, через налоговый кодекс и иные предсказуемые инструменты, которые не должны мешать долгосрочному планированию компаний. Но пока что власти придерживаются версии, что это единоразовый платеж и ужесточения налоговой политики не требуется.

Политик, общественный деятель, секретарь Саратовского обкома КПРФ Николай Бондаренко как раз убежден, что России нужно именно изменение налогообложения, а не разовые акции, добровольные вложения в инфраструктуру и прочие символические жесты.

— Государство должно вести речь о системном подходе, об изменении системы налогообложения, а не о единоразовых выплатах. Плоская шкала налогообложения себя изжила. Она показала, что при таком подходе социальная пропасть между богатыми и бедными растет. Власть удовлетворяет потребность самых богатых, но за счет интересов общества и страны.

Нужно вводить прогрессивную шкалу налогообложения, которая действует во всех экономически развитых странах, и облагать крупный бизнес налогами на сверхприбыль. Это 30%, 50%, а то и 70%. Напомню, что Франсуа Олланд во время президентской избирательной кампании во Франции предлагал поднять налог на сверхдоходы чуть ли не до 90%. Государство должно стремиться к такому порядку.

Никакой «доброй воли» компаний, вложений в инфраструктуру «по желанию» быть не должно. Это должны быть обязательства, которыми общество и большинство граждан обкладывают самых богатых. В конце концов, их богатство появляется за счет низкооплачиваемого, бесправного труда миллионов российских граждан.

Схема единовременных выплат концептуально проблему не решит. Да, власть может быть немножко подлатает истрепанный бюджет, который вот-вот лопнет, но очевидно, что ситуация или заставит прийти к более системным налоговым изменениям, либо она просто выпишет себе политический дефолт.

«СП»: В следующем году дефицит запланирован на меньшем уровне, возможно, таких серьезных шагов по налогам и не требуется?

— Сейчас дефицит бюджета — три триллиона, в следующем году, по оценкам самих олигархов, он будет в районе 10−12 триллионов.

С учетом обесценивания национальной валюты правительство, возможно, привлечет дополнительную денежную массу, но очевидно, что инфляция все эти поступления сожрет. В следующем году ситуация будет совершенно безрадостной на фоне значительного роста расходов бюджета.

У нас сформирована система, при которой 3% граждан России получают до 90% всех денег, богатств и активов страны. Очевидно, что более несправедливой в социально-экономическом плане политики проводить просто нельзя. Как это менять? В том числе прогрессивным налогом.

Но останавливаться на нем не получится. Нужно всерьез обсуждать тему национализации, по крайней мере в ключевых отраслях экономики, которые создают основную прибыль нашей страны. Это то, что создавалось целыми поколениями советских граждан, но было украдено у народа современной элитой.

Источник

Оставить комментарий

Виагра